Разрешите поделиться нашей историей, надеюсь кому нибудь будет полезно, она во многом схожа с подобными случаями, но всё таки!!!

Нам сейчам 1годик и пару недель, начали бить тревогу в 11мес, за пару мес. до этого заметели постоянную температуру порой до 37,9, но в среднем 37,2-37,5…

Активно режутся зубки один за другим каждый месяц, заметили что постоянно хочет спать, сон беспокойный, стал более капризный, теряет в весе, а он и так довольно стройный…Но при этом всё таки когда бодрствует, играет, давольно активный, кушает хорошо, но всё же теряет вес…

После первых посещений участкового врача, сдали общие анализы и биохимию, кроме пониженного гемоглабина все в норме(просто тогда мы приболели)…Еще около месяца мы пообследовались у неё, и тогда она разведя руки, перестав списывать всё на зубки и отлучение от груди, согласившись что всё таки это не нормально, такая температура долгое время, направила в Мытищи, к вроде более опытной педиатру…


Сокращу рассказ…

По её назначению прошли следующее: рентген гр.клетки,узи бр.пол, ещё общие анализы и биохим.,кровь на герпесы, посев мочи и кала, на микрофлору и микобактерии туберкулёза, точнее она назначило но нам сказал фтизиатр что не надо, а сделали манту и диаскинтест( отрицательно) экг, далее по рекомендации фтизиатра прошли уролога, та назначила своё, посев мочи очередной раз отрицательный…по плановому осмотру в год прошли лора, она узнав историю назначила мазок из рта, всё отлично…сейчас, ждём записи к Мытищинской педиатру, а это ой какая проблема оказалась, с моим графиком ещё…Надеюсь 4го июня получить окончательную консультацию и заключение, и говорю супруге, ВСЁ, мы собрали столько анализов, и кучу мнений всех врачей, что картина мне кажется должна быть ясна как день, пусть разбирается и ставит заключение…я сужу, все анализы отрицательные(ну чуть кальций повышен и гемогл.на одну еденичку)сдадим на кальций в платной для эндокринолога, чувствует ребёнок себя прекрасно, после того как нам прописали элькар, начали набирать вес…нет причин вроде для паники, и говорю давай забудем про врачей и не будем искать болячки, а то найдём!!! Постараюсь отписаться по завершению обследования! Здоровья вам и вашим деткам!!!

www.babyblog.ru

Выписка из больницы:
[]
[Ссылки доступны только зарегистрированным пользователям ]

Затем в июне 2015 нам сделали МРТ под наркозом. Заключение и выписка из неврологического отделения:
[Ссылки доступны только зарегистрированным пользователям ]
[Ссылки доступны только зарегистрированным пользователям ]
[Ссылки доступны только зарегистрированным пользователям ]
[Ссылки доступны только зарегистрированным пользователям ]


После получения заключения МРТ, невролог прописал нам продолжить курс Пантоальцина на месяц и еще курс Глиатилина на месяц.
Затем мы прошли фтизиатра, сделали рентген грудной клетки, реакцию манту и диаскин тест. Все в норме!
[Ссылки доступны только зарегистрированным пользователям ]

Затем, все лето мы провели на даче, в начале продолжали мерить температуру каждые три часа. Температура 37.1-37.3 всегда по утрам, после дневного сна 36.7-.36.9, а к вечеру 37.5-37.8. Тут мы решили немного отдохнуть и прекратили мерить температуру. Два месяца мы отдыхали. В сентябре снова начали мерить и ситуация изменилась, теперь с утра 37.1-37.2, днем может быть 37.5, а вечером 37.1-37,2. Выше 37.5 температура не поднимается сейчас. После сна дневного температура снижается всегда 36,6-36,8.
Сдали еще анализы на антитела к вирусам:
[Ссылки доступны только зарегистрированным пользователям ]


Что лично меня беспокоит в ребенке, если бы не цифры на градуснике.
В первую очередь это стул, почти всегда он жидковатый, или кашицей, много непереваренных частиц пищи, запах резкий, иногда наоборот два дня стула нет, или три раза в день совсем по чуть-чуть.
До приема пантокальцина и глиатилина, а может до отдыха на даче, не знаю, ребенок практически не смотрел в глаза, не отзывался на имя, не выполнял просьбы, самостоятельно не кушал, не пил с кружки, туалет только в памперс, стоит посадить на горшок сразу крик, сон всегда был хороший, днем 3 часа, всю ночь спит тоже хорошо, также в мае появились жесты руками, словно крылышками машет, не радуется приходу папы или бабушки, пугается новой еды, отказывается пробовать (не истерит, просто отказывается).
Сейчас я вижу сдвиги реальные, смотрит в глаза (но только маме, от остальных отворачивается или смотрит когда какое-то время проведет вместе), появились слова ай-яй-яй, дай-дай, та-та, баба, да, кивает головой в ответ, но не всегда, кушает сам ложкой, пьет из кружки, смотрит картинки книжках, слушает сказки (раньше отказывался слушать вообще), собирает пирамидку, играет с конструкторами, лего, моет руки сам, поверхностно вытирает полотенцем, спускается и поднимается по лестнице за руку, залезает на стул, пробует прыгать, любит мять пластилин, песок, любит игры с водой, охотно идет ко м.
чет.

Пожалуйста, помогите нам разобраться, что может вызывать температуру?
Может ли то, что вызывает температуру быть связано с отставание в развитии и проявлением аутичных черт??
Может ли быть, что клебсиелла вызывает температуру и быть связано сейчас с проблемами со стулом???
Могло ли течение беременности, гепатоз и осложненные род вызвать что-то что сейчас породило наши проблемы?
Как могло повлиять на здоровье малыша, то, что у меня во время беременности не брали анализы на скрытые инфекции?
Посоветовали бы вы в нашей ситуации сдать спинно-мозговую жидкость для выявления инфекций? Есть последствия у такой процедуры?
Какие анализ или обследования Вы бы могли еще посоветовать? Может быть специалиста конкретного?
Стоит ли ложиться проверять почки если сейчас на всех узи норма? Могло ли быть это расширение почек временным?
Может ли какое-то генетическое заболевание так проявляться?
Два дня назад на ножках появились кучки маленьких синячков?Ребенок не падал, точно. Может ли это быть как-то связано с температурой?
У ребенка на шее практически всегда вздут немного лимоузел, его видно если напрягается, может быть что-то проверить связанное с этим?


Извините пожалуйста за большой объем!!!Обращаюсь к Вам, так как уже просто не знаем куда идти и что проверить еще. Педиатры разводят руками и говорят в первые такое встречаем…предлагают делать прививки…разве можно делать когда у ребенка не пойми что с температурой???В Институте детских инфекций нам в вакцинации отказали, из-за не выявленной причины температуры…
Очень жду Ваших комментариев!!!Спасибо!!!

forums.rusmedserv.com

Длительный субфебрилитет неинфекционный

Диагностическими критериями неинфекционного происхождения, имеющими самостоятельное значение, являются:

  • отсутствие отклонений при тщательном и всестороннем обследовании, включающем общий анализ крови, биохимические анализы крови и др.;
  • отсутствие дефицита массы тела;
  • диссоциация между частотой пульса и степенью повышения температуры тела;

В последние годы преобладает точка зрения, что латентные очаги инфекции не являются этиологическим фактором длительного субфебрилитета. Обоснование этой точки зрения — любая латентная воспалительная инфекция не сопровождается длительным повышением температуры тела в 100 % случаев.


Не доказана связь персистирующей бактериальной инфекции (ЛОР , легочной патологии) и повышения температуры тела.
Воспалительные очаги хронической инфекции при заболеваниях с нарушением теплообмена встречаются с такой же частотой, что и при длительном субфебрилитете. Самые современные антибиотики в любых дозах и при любой продолжительности их применения не оказывают никакого влияния на повышенную температуру тела у больных. Неэффективны салицилаты (аспирин, парацетамол) у больных длительным субфебрилитетом.
Известно, что салицилаты не оказывают влияния на повышенную температуру иного генеза, чем лихорадка, когда для ее «запуска» обязательно присутствие пирогенных субстанций.
Следовательно, длительный субфебрилитет у пациентов с латентными очагами хронической инфекции, имеющий самостоятельное значение, можно трактовать как гипертермию неинфекционного происхождения.
Инфекционному агенту отводится роль пускового механизма в перестройке терморегуляции на новый, более высокий уровень

Схему этиологии и патогенеза длительного субфебрилитета, имеющего самостоятельное значение, можно представить следующим образом. Чаще всего вирусно-бактериальная инфекция является начальным фактором, приводящим к нарушению теплообмена, связанному с задержкой тепла в организме при нормальной теплопродукции. В дальнейшем первоначальная причина исчезает, но нарушение теплообмена остается. Повышенный сдвиг регулирования теплообмена в гипоталамусе сохраняется, по-видимому, у лиц с измененной реактивностью теплорегулирующих центров.
нкциональные нарушения в гипоталамической области через гормональные и метаболические изменения приводят к снижению неспецифических факторов защиты, а это одна из причин подверженности больных длительным субфебрилитетом частым респираторным заболеваниям. В результате у больных как бы образуется замкнутый круг в отношении длительного нарушения теплообмена. Терапия позволяет разорвать этот круг и нормализировать температуру тела.
Высшим центром регуляции вегетативных функций организма, местом взаимодействия нервной и эндокринной систем является гипоталамус.
Его нервные центры регулируют обмен веществ, обеспечивая гомеостаз и терморегуляцию. Клинические проявления, связанные с нарушением гипоталамуса, многообразны. Одним из проявлений может быть достаточно стойкий и длительный субфебрилитет. При подозрении на диэнцефальную природу длительного субфебрилитета желательна консультация невропатолога, возможно, и эндокринолога, принимая во внимание тесную связь гипоталамуса с эндокринной системой.

Стойкая субфебрильная температура нередко наблюдается у женщин в период климакса, который иногда протекает достаточно тяжело и с весьма пестрой клинической картиной — нервно-вегетативными, психоэмоциональными и обменно-эндокринными нарушениями. Хорошо подобранная гормонотерапия наряду с улучшением общего состояния больных способствует и нормализации температуры тела.


В начальной стадии гипертиреоза субфебрильная температура может быть единственным его проявлением и лишь в дальнейшем присоединяются тахикардия, повышенная возбудимость, раздражительность, дрожание пальцев рук, похудание, глазные симптомы и др. Диагноз подтверждается УЗИ щитовидной железы, определением ТТГ и тиреоидных гормонов в крови, иногда — исследованием функции железы с радиоактивным йодом. Целесообразна консультация эндокринолога.

immunolog-infektcionist-vrn.ru

Длительный субфебрилитет – состояние нарушенного теплообмена, характеризующееся температурой выше 37° – 38° в течение 3-х недель и более. Он может быть симптомом заболевания (инфекционного или неинфекционного), либо имеет самостоятельное патологическое происхождение (отсутствие отклонений при тщательном и всестороннем клинико-лабораторном исследовании [1,5,6].

Проблема длительного субфебрилитета, как и в 30-е годы прошлого столетия, остается актуальной и на сегодняшний день, поскольку число больных с данным синдромом не изменяется, а проводимая терапия не всегда эффективна. По исследованиям одних авторов ведущая причина длительного субфебрилитета – функциональные нарушения нервной системы, других – инфекционные заболевания, третьи считают, что в основе возникновения длительного субфебрилитета лежат эндокринные нарушения, четвертые отмечают нарушения регулирующего аппарата кровообращения, приводящие к расстройству циркуляции и распределения тепла в организме.
ительный субфебрилитет может быть «маской» многих заболеваний, как инфекционного генеза (инфекционные заболевания дыхательной системы, желудочно-кишечного тракта и др.), так и неинфекционного (заболевания эндокринной, нервной, иммунной систем и др.) [1,4,6]. Большая часть авторов отмечают полиэтиологичность длительного субфебрилитета, наличие взаимосвязи между функциональными нарушениями нервной системы и наличием очагов хронической инфекции. Следовательно, на сегодняшний день нет четких и единых мнений по этиологии длительного субфебрилитета, что затрудняет лечение этой категории больных [1-6]. По частоте данная патология имеет тенденцию к росту. Так, распространенность длительного субфебрилитета в 1934 г. составила 9,3% , в 1972 г. – 14,5% , в 1992 г. – 18% детей [1-3]. Наиболее часто длительный субфебрилитет встречается у детей на 1-ом году жизни и в возрасте от 8 до 14 лет, что связывают с наличием напряженных («критических») фаз роста и развития [1].

Целью данной работы явилось установление наиболее частой причины возникновения длительного субфебрилитета у детей. Под наблюдением находилось 129 детей в возрасте от 6 месяцев до 18 лет, которые обратились в БУЗ МЗ УР «Республиканский клинико-диагностический центр» г. Ижевска с жалобами на длительный субфебрилитет. Среди всех обращений за данный период на долю длительного субфебрилитета приходилось 1,4% детей, но именно эти дети требовали длительного обследования и лечения.

Проводился анализ антенатального развития, анамнеза жизни детей; объективное обследование, при необходимости с привлечением «узких» специалистов (невролога, кардиолога, гастроэнтеролога и др.); лабораторное обследование (полный анализ крови, мочи, кала; иммуноферментный анализ крови на микоплазменную, хламидийную, герпетическую, цитомегаловирусную инфекции; биохимическое исследование крови; бактериологическое исследование содержимого ротоглотки, мочи, кала), инструментальные исследования (электроэнцефалография, эхоэнцефалография, реоэнцефалография, эхокардиография, электрокардиография, фиброгастродуоденоскопия, ультрозвуковое исследование внутренних органов, флюрография). Так же проводились парацетамоловый тест и термопульсометрия.

Среди детей, мальчиков было 59% (76 человек), девочек 41% (53 человека), преимущественно 79% (102 человека) были дети подросткового возраста 12-16 лет. Длительный субфебрилитет впервые появлялся после острых респираторных заболеваний у 86% детей, у половины больных продолжительность его была больше 6 месяцев (от 1 до 6 лет). У большинства детей (89%) температура была субфебрильная – до 37.5° (в среднем – 37.1° — 37.3°), у 11% детей температура была субфебрильной, но с периодическими подъемами до 38° — 39°. У 62% детей температура тела повышалась во второй половине дня. Ночью и после сна показатели были нормальными, а затем температура повышалась по мере активности ребенка. Отмечалась связь длительного субфебрилитета с физическими и эмоциональными нагрузками у 76% детей. Четкой зависимости длительного субфебрилитета от времени года не было, хотя имелась тенденция к повышению температуры в весенне-зимний период (время частых вирусных инфекций, стрессовых ситуаций в школе). Жалобы детей при длительном субфебрилитете были разнообразными – головные боли отмечались у 72%, головокружения – у 78%, нарушения сна – у 74% детей, в основном жалобы были по типу астено-вегетативного синдрома. У 22% детей не отмечалось никаких субъективных ощущений при повышении температуры. При оценке генеалогического анамнеза (по индексу отягощенности наследственности) низкая отягощенность (0-0.2) была всего у 8% детей, чаще отмечалась умеренная отягощенность (0.3-0.5) – у 68% и выраженная отягощенность (0.6-0.8) – у 24% детей. Направленность риска обусловлена предрасположенностью в основном к заболеваниям дыхательной, сердечно-сосудистой, нервной систем, патологии желудочно-кишечного тракта.

При анализе антенатального анамнеза установлено, что течение беременности было осложнено у 100% матерей больных детей. Чаще встречались угроза прерывания беременности (39%), острые респираторные вирусные инфекции (37%), обострения хронической инфекции ЛОР-органов (28%), причем у каждой третьей беременной до 2 -3 раз в год, анемии, инфекции мочевыводящих путей. Период новорожденности протекал без особенностей, большинство детей (87%) хорошо развивалось на первом году жизни, но у всех была выявлена патология нервной системы — перинатально-гипоксическая энцефалопатия, в последующем выставлен диагноз резидуально-органическое поражение центральной нервной системы, но большинство пациентов систематически у невролога не наблюдались и на учете не состояли. В анамнезе у 65% детей были частые ОРВИ, ангины, обострения хронического тонзиллита, хронического риносинусита, хронического отита, у 67% детей встречалась патология желудочно-кишечного тракта (хронический гастродуоденит, хронический холецистит, дисфункция желчевыводящих путей, лямблиоз, амебиаз), у 70% детей – расстройство вегетативной нервной системы, функциональная кардиопатия. Нужно отметить, что у 70% детей в анамнезе было до 2 -3 очагов хронической инфекции одновременно, что свидетельствует о сниженной резистентности организма. Термопульсометрия была неспецифична, температура в основном не превышала 37° — 37.5°. Парацетамоловый тест был положительный у 22% детей — это дети с наличием очагов хронической инфекции носоглотки в стадии обострения или неполной ремиссии. У 78% детей парацетамоловый тест был отрицательный, несмотря на то что, в данной группе были дети с наличием очагов хронической инфекции в фазе ремиссии.

При объективном обследовании были выявлены следующие изменения.

Физическое развитие наблюдаемых детей чаще соответствовало возрасту, было средним у 51% (79) больных, белково-энергетическая недостаточность выявлена у 14% (18), ожирение — у 25% (32) больных.

При исследовании системы дыхания хронический тонзиллит установлен у 12% (15) детей, хронический риносинусит у 8% (10), хронический аденоидит у 5% (6), хронический отит у 5% (3) детей. Результаты обследования были подтверждены лабораторными данными и осмотром ЛОР-врача.

При исследовании сердечно-сосудистой системы наблюдалась функциональная кардиопатия, малые аномалии развития сердца (ложные хорды левого желудочка) — у 85% (109), пролапс митрального клапана у 68% (88), синусовая аритмия у 35% (45), экстрасистолия у 17% (21) детей. При оценке вегетативного статуса симпатикотония отмечалась у 56% (72), ваготония у 38% (49) больных. Данные обследования были подтверждены результатами инструментального исследования (эхокардиография, электрокардиография, велоэргометрия).

При исследовании желудочно-кишечного тракта установлен хронический гастродуоденит у 65% (84), хронический холецистит у 6% (8), дисфункция желчевыводящих путей у 71% (92), гастроэзофагеальная болезнь у 12% (15) детей. Результаты исследования были подтверждены результатами инструментального исследования (ультразвуковое исследование внутренних органов, фиброгастродуоденоскопия).

При оценке неврологического статуса чаще выявлялись такие синдромы, как синдром гипервозбудимости у 88% (113), вестибулярный синдром у 73% (94), гипертензионный синдром у 83% (107) детей. Причем среди подростков у 56% (72) наблюдалось больше 2-х синдромов (преимущественно это были синдром гипервозбудимости и гипертензионный синдром). Результаты оценки неврологического статуса подтверждались результатами нейрофизиологического исследования (электроэнцефалография, эхоэнцефалография, реоэнцефалография). По реоэнцефалограмме чаще отмечались изменения по дистоническому типу – у 88% (113) детей; по электроэнцефалограмме общемозговые изменения диффузного характера с заинтересованностью коры и неспецифических подкорковых структур (диэнцефальный уровень) были у 95% (123), вспышки эпилептиформного характера, эпиактивность – у 58% (75), снижение альфа-ритма – у 43% (56), изменения сосудистого характера – у 38% (50) детей; по эхоэнцефалограмме отмечалась гипертензия у 86% (111) пациентов.

При исследовании анализа крови ни у одного ребёнка не было нейтрофильного лейкоцитоза, у 61% (79) детей был выявлен лимфоцитарный лейкоцитоз, у 14% (18) было повышено СОЭ до 20 мм/ч. При изучении активности воспалительного процесса у 25% (32) больных отмечалось незначительное повышение сиаловых кислот, серомукоидов, фибриногена крови, данные изменения чаще наблюдались у детей с наличием очагов хронической инфекции. Учитывая изменения крови в виде лимфоцитарного лейкоцитоза, что может свидетельствовать о наличии вирусной или атипичной инфекции, было проведено обследование наблюдаемых больных на микоплазменную, хламидийную, герпетические инфекции (иммуноферментный анализ крови). При данном анализе у 53% (69) детей были обнаружены положительные Ig M, говорящие за активацию воспалительного процесса. Причем на долю микоплазменной инфекции приходилось 16% (21), хламидийной инфекции – 18% (24) детей, герпетические инфекции у 19% (24) детей. У 50% (64) детей были обнаружены высокоавидные Ig G, говорящие о перенесенной герпетической инфекции (чаще это был цитомегаловирус – 30% (24)).

Анализы мочи как общие, так и бактериологические — без патологии. При копрологическом исследовании выявлены цисты лямблий – у 18% детей, цисты кишечной амебы – у 6% детей, при бактериологическом исследовании кала – патологической флоры не выявлено.

При бактериологическом исследовании содержимого ротоглотки у 70% детей была обнаружена кокковая флора (золотистый стафилококк – 46%, гемолитический стрептококк – 26%), у 13% детей выявлена грамм-отрицательная флора (кишечная палочка – 10%, протей – 3%).

Соответсвенно диагнозу, лечение проводилось комплексное – санация очагов хронической инфекции, лечение выявленной инфекции — этиотропное, лечение у специалистов как консервативное, так и оперативное, коррекция функциональных нарушений центральной нервной системы (сосудистые препараты, ноотропы и др.).

В результате проведенного лечения длительный субфебрилитет исчез у 93% (119) детей, у 7% (10) детей повышенная температура сохранялась, что объяснялось недостаточным восстановлением функций терморегуляционных центров нервной системы, обострением очагов хронической инфекции. При осмотре детей через 1 год жалобы на субфебрилитет имели 25% (32) детей из наблюдаемых ранее, причем температура стала ниже, менее постоянная, общее самочувствие не страдало, у 12% (16) больных субфебрилитет носил стойкий характер.

Таким образом, наиболее частой причиной длительного субфебрилитета являются латентные инфекции, очаги хронической инфекции. На фоне снижения местного и общего иммунитета, изменений нервной системы, часто обнаруживаемые у подростков, в сочетании с гормональной перестройкой организма служат, вероятно, фоном для нарушения процессов терморегуляции и поддержанию очагов хронической инфекции. Больным с синдромом длительного субфебрилитета требуется обследование на латентно протекающие инфекции и при необходимости коррекция в лечении.

vrach-aspirant.ru

Здравствуйте. У моей дочери (сейчас 2г10м) уже на протяжении 4-х месяцев держится субфебрильная температура 37-37,3 и дочь жалуется на боли в горле. Началось все с 09.10.2016 (резко поднялась температура до 39, красные отекшие миндалины без налетов, температура держалась неделю). Лечились в стационаре антибиотиками (пенициллин, цефотаксим). Диагноз — острый тонзиллит. Через неделю после выписки стала держаться субфебрильная температура и до сих пор. И еще дочь жалуется на боли в горле, у нее рыхлые увеличенные миндалины (на последнем приеме лора 15.02.2017 1,5 степени). С 01.11.2016 по 30.11.2016 пропили курс тонзиллотрена по назначению лора. После выписки повторили ЭКГ (предыдущая была в норме — сдавали, т.к. оформлялись в детский сад) — не в норме. По назначению кардиолога пропили магне В6 и рибоксин. Сдали кровь из вены на ЦМВ, ВЭБ и герпес 6 типа — не обнаружен. С 20.12.2016 по 30.12.2016 лечились от отита (температура была все та же субфебрильная) компрессами, отипаксом. С 24.12 по 29.12 пропили курс кларитромицина. С вечера 30.12 начался сухой кашель, поднялась температура 38,2, ночью 39 и весь следующий день держалась 38-39, практически не сбиваясь, потекли обильные прозрачные сопли. Скорая отвезла в больницу. Диагноз — грипп сезонно-эпидемиологический, острый трахеобронхит. Лечение: свечи виферон, цефотаксим, эуфиллин, ингаляции, лоратадин, сироп амброксол. Температура с 03.01. по 05.01 колебалсь 37,1-37,7. Вечером 05.01 снова поднялась до 38,1. Прописали гроприносин на 10 дней. После выписки остаточный кашель, сопли сменились на желто-зеленые. Лечила ингаляциями с амброгексалом, промываниями носа морской водой и закапыванием изофры. Дочь выздоровела 16.01. В больнице сдавали кровь ИФА на ВЭБ, ЦМВ и герпес 6 типа — не обнаружены. 26-27.01 были на приеме у иммунолога и лора, сделали ОАК, иммуноргамму (ждем результатов), мазки из зева на флору и чувствительность к а/б, грибы, БАК (АСЛО, РФ и СРБ) Фото прилагаю. ЛОР- диагноз реконвалесцент после о. тонзиллита. Назначил пить тонзилгон 1 месяц. С вечера 05.02 поднялась температура 37,5, на следующий день 37,9 и больше ничего. Участковый педиатр после осмотра предположила вирусную инфекцию, назначила виферон свечи 5 дней, ингаляции, смазывать горло хлорофиллиптом, ингалипт. С 10.02 появились прозрачные сопли. Лечила ингаляциями с интерфероном, промывала физиомером и закапывала лаферон. Сопли почти прошли, но на сегодняшний день еще есть незначительные прозрачные. Извините за такой подробный рассказ. Какие нам еще сдать анализы для выяснения причины длительного субфебрилитета? Почему у нее постоянно болит горлышко и нам не помогает ни местное лечение (масляный хлорофиллипт, ингалипт, орасепт, аквалор горло), ни антибиотики и противовирусные? На что нам еще обследоваться? Просто у нас участковый педиатр ничего не назначает, ни на что не направляет, говорит, что это дочкина нормальная температура. А почему ее тогда не было до случая с острым тонзиллитом!? Почему дочь так часто болеет, "от каждого чиха"? Даже уже практически на улицу не выходим, нигде не бываем, заболевает дома. В садике за 3 месяца в сумме была 3 недели. Как нам укрепить иммунитет? Спасибо за ответы. Очень надеюсь на Вашу помощь и советы. P.S. после тонзиллита стала сопеть во сне, а после гриппа немного храпеть во сне. Фото анализов и выписок из больниц прилагаю.

health.mail.ru

Субфебрильные состояния разной этиологии среди детей встречают часто Треть обращений к участковым педиатрам связана с жалобами на повышение температурой тела. Частота обращения в детскую поликлинику по поводу длительной температуры составляет 10-15%.

Длительным, или затяжным, субфебрилитетом принято считать повышение температуры тела в пределах от 37 °С до 38 °С в течение 2 и более недель. Среди длительных субфебрилитетов выделяют 2 группы: первая — субфебрилитет является симптоматическим, или инфекционным, т.е. проявлением какого-либо инфекционно-воспалительного заболевания; вторая — субфебрилитет является неинфекционным, или функциональным, имеет самостоятельное диагностическое значение.

У здорового ребенка суточный ритм температуры оформляется в первые месяцы жизни (в норме у новорожденного температура не должна превышать 37 °С), в первые месяцы жизни амплитуда суточных колебаний минимальна, к 2-м годам колебания достигают 0,6-1,2°, как и у взрослых. «Горизонтальная» максимальная разница температуры (измеренная под двумя руками) у детей, как и у взрослых, составляет 0,5° «Центральная» температура, ректально измеренная, выше периферической, аксиллярной, на 0,8-1,2°
Повышение температуры тела по своей эволюционной сущности следует рассматривать как защитную реакцию организма. В то же время, повышение температуры тела сопровождается рядом повреждающих эффектов на различных уровнях организма. В случаях, когда повышение температуры тела связано с инфекцией, реакцией антиген-антитело, некрозом тканей, гипертермия является пирогенной. В случаях неинфекционной, непирогенной температуры, к которой часто относится длительный субфебрилитет, возможный источник пирогена выявить не удается. Такой субфебрилитет считают непирогенным неврозопо-добным состоянием центров терморегуляции. Патогенетической основой его служит нарушение теплообмена за счет изменения теплоотдачи при нормальной теплопродукции, как правило у детей с нарушенной реактивностью терморегулирующего центра за счет перинатальной патологии, психических травм, перегрузок, синдрома вегетативной дисфункции.
Повышение температуры тела любого генеза приводит к изменениям гуморальных энер1етических факторов по типу гипоксемических. Длительный субфебрилитет независимо от его генеза требует обязательной коррекции метаболических сдвигов терапевтическими методами, вопреки широко распространенному мнению о его безобидности, особенно у детей раннего возраста.
Классификация длительного субфебрилитета
Принято выделять две большие группы — пирогенные (инфекцион-но-воспалительные и др.) и непирогенные (функциональные) субфебрилитеты. Непирогенный субфебрилитет может иметь самостоятельное диагностическое значение (первичный) и не иметь его (вторичный).

К непирогенному субфебрилитету самостоятельного значения (первичному) относят
• субфебрилитет без латентных хронических очагов воспаления;
• субфебрилитет на фоне хронических воспалительных очагов вне
обострения;
• субфебрилитет постинфекционный.
Во всех этих ситуациях субфебрилитет являв!ся единственным клиническим патологическим симптомом.
К вторичным непирогенным субфебрилитетам относят субфебрилитет при органических поражениях ЦНС (в том числе детский церебральный паралич); синдроме субфебрилитета с задержкой моторного развития; при психоневрологических заболеваниях (шизофрении, термоневрозе); эндокринных заболеваниях (тиреотоксикоз, гипоталами-ческий синдром); отравлениях салицилатами; злокачественных гипер-термиях; эктодермальных дисплазиях; синдроме Мюнхгаузена.
К пирогенным, не имеющим самостоятельного значения, вторичным субфебрилитетам относят субфебрилитет на фоне инфекционно-воспа-лительных заболеваний (хронический тонзиллит, синуситы, инфекция мочевыводящих путей, иерсиниоз, туберкулез, бруцеллез, гельминтозы и др.); системных соединительнотканных заболеваниях (коллагенозах); онкозаболеваниях (опухоли, болезни крови); аллергических заболеваниях.
Специфических клинических симптомов длительного субфебрилитета нет. Можно отметить лишь изменение топографии температуры тела, выявляемые с помощью аксиллярной и ректальной термометрии и кожной электротермометрии. У здоровых детей выявляется соотношение температуры «центральная — периферическая» (ректальная — ак-силлярная) по убывающей, с небольшими колебаниями кожной температуры и асимметрией до 0,3-0,6°. При длительных субфебрилитетах у детей нарушается нормальное соотношение центральной и периферической температур со снижением в орально-каудалыюм направлении (ректальная близка к аксиллярной), появляется выраженная асиммет рия кожной температуры.
Несмотря на многообразие причин гипертермии, в его диагностике первую очередь решается вопрос, является ли в каждом конкретно»* случае субфебрилитет инфекционным, вторичным, симптоматическим или функциональным (первичным, самостоятельным). Диагностика не представляет трудностей в случае наличия четких симптомов основного заболевания.
Минимум обследования в амбулаторных условиях, общий анализ крови; общий анализ мочи; анализ кала на яйца глистов; рентгеногра-

фия органов грудной клетки; туберкулиновые пробы; консультация оториноларинголога; непосредственное обследование ребенка.
При обнаружении патологии ведется дальнейшее профильное обследование в условиях поликлиники или ребенок госпитализируется. При отсутствии патологии на первом этапе проводят второй этап — целенаправленное уточнение анамнеза. К клинико-анамнестическим признакам, позволяющим с большей достоверностью выделить группу детей с неинфекционным субфебрилитетом, относят:
• возраст детей до 1 года и старше 3 лет (влияние факторов перина
тального риска у детей до 1 года и постинфекционной индукции у детей
старше 3 лет);
• длительность субфебрилитета более 6 мес (апирогенные гипертер
мии плохо поддаются лечению, пирогепные — достаточно рано прояв
ляются другой симптоматикой);
• наличие эпизодов субфебрилитета в анамнезе;
• предшествующая неврологическая патология в анамнезе, включая
перинатальную;
• жалобы на повышенную утомляемость, головные боли, гипергидроз
(роль вегетативных отделов нервной сие гем ы в регуляции температуры);
• частые функциональные нарушения сердечно-сосудистой и других
систем.
К особенностям температурных кривых относя г связь повышения температуры с эмоциональными и физическими нагрузками, преимущественно утренние подъемы, монотонность температуры в течение дня, низкий субфебрилитет.
Отсутствие признаков неинфекционного субфебрилитета служит поводом для дальнейшего углубленного обследования, желательно в стационаре, с целью выявления возможных источников нирогена. При преобладании признаков неинфекционного субфебрилитета для подтверждения его генеза на втором этапе, далее амбулаторно проводят третий этап — специфические тесты (термотопометрию, аспириновый, пи-рогеналовый тесты).
Нарушение нормального соотношения центральной и периферической температур, усиление проксимально-дистальных различий, выраженная температурная асимметрия при неинфекционных субфебрилитетах делает термотопометрию диагностически значимой. Ее проводят в течение суток в 3 точках (аксиллярных и ректальной) с интервалом через 3 ч с последующей регистрацией полученных результатов измерения температуры
Аспириновый тест — это прием детьми возрастных доз ацетилсали-i щловой кислоты в течение двух дней. В случае инфекционного субфеб-

рилитета температура нормализуется Но у теста есть недостатки. Для неинфекционного субфебрилитета нередко свойственны периодический характер с несколькими подъемами на фоне нормальной температуры тела в течение дня. На фоне низкого субфебрилитета это делает эффект аспирина не наглядным.
Известно, что введение пирохенала пациенту сопровождается выраженной шмнературной реакций. У детей с инфекционным субфебрилитетом температура тела повышается в пределах 38,4° и выше. В то же время при введении пирогенала у детей с неинфекционным субфебрилитетом ожидаемого повышения температуры тела не отмечают, температура остается на нормальных цифрах Своеобразие реакции на пиро-генал и возможность регистрации наглядного повышения температуры тела позволяют использовать его с дифференциально-диагностической целью.
Техника пирохеналового теста: вводится 3 дня однократно у детей старше 5 лет — 100 МПД + 50 МПД + 50 МПД в/м (в ампулах содержится 100 МПД в 1 мл), где МПД — минимальная пирогенная доза.
При отрицательных результатах третьего этапа дальнейшее обследование может быть продолжено в поликлинике, при положительных, т е. при инфекционном субфебрилитете, желательно обследование в стационаре.
Четвертый, заключительный этап амбулаторного обследования включает лабораторные цитохимические методы определения щелочной фосфатазы и НСТ-теста. Нормальные показатели для всех возрастных групп составляют: ЩФ — 44,1±3,5ед.; НСТ-тест— 15,9±1,0ед. Методы чувствительны и позволяют с высокой степенью достоверности выявить признаки латентно текущего воспаления при отсутствии изменений в общем анализе крови.
В комплексном лечении детей с субфебрилитетом важное место занимает организация рационального режима дня и жизни. Необходимо О1раничить физические и эмоциональные нагрузки (вторые школы, кружки, дополнительные занятия), увеличить количество часов сна, может быть за счет дневного сна. Вечером ограничивается просмотр телевизионных передач, компьютерные игры, обязательна прогулка перед сном, теплая ножная ванна. Нормализуется тепловой режим, комфортной является температура 22-23 °С. В теплое время года субфебрилитет чаще всего самопроизвольно исчезает. Ограничений в диете дети с длительным субфебрилитетом не требуют Дополнительно вводя! в рацион жирные ночи ненасыщенные кислоты.
Лечебная iактина зависит от возраста. Причинная связь с неблагополучием перинатльного периода, обусловливающего гипоксию ЦНС,

особенно четкая у детей раннего возраста, и выявленные нарушения окислительно-восстановительных процессов в клетках крови позволяют применять для лечения глутаминовую кислоту, оказывающую анти-гипоксическое действие Дозы: до 1 года — 0,1; до 2 лет — 0,15; до Злет — 0,25; 5 — 6 лет — 0,4; 7 — 9 лет — 0,5 — 1,0 2-3 раза в день в течение 1-2 месяцев. Нооклерин внутрь по 1 чайной ложке 2-3 раза в сутки 20% раствора в течение 1,5-2 мес
У старших детей можно использовать аминазин, точкой приложения которого являются центральные структуры межуточного мозга. Из всех препаратов фенотиазинового ряда аминазин обладает наиболее выраженным гипотермическим эффектом, влияя на центр i ерморегуляции и обмен веществ за счет уменьшения теплопродукции.
Дозы аминазина: до 2 лет — 0,01; 3-4 года — 0,015; 5-6 лет — 0,02; 7-9 лет — 0,03; 10-14 лет — 0,05 2 раза в день 5-7 дней, обязательно запивать большим количеством жидкости Можно использовать 2,5% раствор из расчета 0,04 мл/кг массы тела в сутки внутрь каплями 2 раза в день 5-7 дней.
При рецидивах субфебрилитета и при отсутствии эффекта от изолированного применения препаратов назначается их сочетание. Таким образом, медикаментозное лечение субфебрилитета должно быть дифференцированным в зависимости от возраста детей, длительное i и субфебрилитета, его высоты и наличия рецидивов в анамнезе
В комплексном лечении возможно, помимо медикаментов, использование физиолечения (воротник по Щербаку с кальцием), соляно-хвойные ванны, другие водолечебные процедуры, закаливание.
Диспансеризация детей с длительным субфебрилитетом осуществляется участковым врачом. Диспансерное наблюдение следует проводить в течение всего температурного периода и не менее года после полной нормализации температуры тела. До выяснения причины субфебрилитета целесообразно проводить профилактические осмотры детей еженедельно, в период лечения — ежемесячно в течение всего температурного периода. В дальнейшем, после полной нормализации температуры, диспансеризация осуществляется ежеквартально Рецидивы длительного субфебрилитета чаще всего возникаю г после повторных респираторных заболеваний, обострений хронических заболеваний и других экзогенных неблагоприятных факторов и наблюдаются весной и осенью. Показанием для снятия с диспансерного учета может служить отсутствие рецидивов субфебрилитета в течение года.
При комплексной оценке состояния здоровья детей с длительным неинфекционным субфебрилитетом относят ко II группе здоровья Дети с длительным неинфекционным субфебрилитетом могут посещать

детские учреждения общего типа с условием ограничения нагрузок. Профилактические прививки проводят детям по общему календарю при отсутствии других противопоказаний и доказанном неинфекционном генезе субфебрилитета. Занятия физкультурой в ДОУ и школе посещают в общих группах. Занятия в спортивных секциях и кружках допустимы с ограничением физических нагрузок (без участия в соревнованиях).

pediatrino.ru

Длительный субфебрилитет у детей

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock
detector